Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Центральный музей таможенной службы

Шишкина Н.В. Из истории таможенной службы в Туркестане

Опубликовано: 21 октября 2020 10:23

Шишкина Н.В.

Из истории таможенной службы в Туркестане

Отношения России с государствами Средней Азии имеют многовековую историю, однако сводились они преимущественно к торговле и носили не регулярный характер.  Первый русский караван был отправлен из России в Ташкент в 1738 году, тогда же в Оренбург прибыли и первые ташкентский и хивинский караваны. В 1752 году была открыта Троицкая таможня. До вхождения Средней Азии в состав России торговля с ней была финансово не выгодной и не безопасной. За 1827 -1837 годы было привезено товаров на общую сумму в 700 тыс. рублей, за следующее десятилетие – на 900 тыс. рублей. Отсутствие надежных транспортных коммуникаций и грабежи являлись сдерживающими факторами в развитии торговли. В тоже время для России, вступавшей на капиталистический путь развития, азиатские рынки, как источник сырья для растущей промышленности и рынок сбыта российских товаров, были важны. Помимо этого, Туркестану отводилась роль посредника в торговле с третьими странами: Индией, Афганистаном, Персией и Западным Китаем.  

Заметно возросло значение среднеазиатской политики России во второй половине XIX века. Многочисленные правительственные экспедиции, направляемые в Среднюю Азию, выступления в прессе, доказывающие необходимость расширения торговли и ее перспективность,  подтверждают активный поиск путей налаживания торгово-экономических связей со среднеазиатскими государствами, представляющими собой обширный рынок для развития коммерческой деятельности. В 1860-х годах к экономическим мотивам добавились политические: борьба с Англией за господство над государствами Средней Азии и Среднего Востока.  Таким образом, в 1860-1880-е годы произошел переход  от мирных, торгово-дипломатических методов к военным, что не снизило экономического значения этого региона для России.

Параллельно с завоеванием края российское правительство приступило к разработке административных мер. Согласно Именному указу от 12 февраля 1865 года  учрежденная в Зачуйском крае передовая линия была соединена с Сыр-Дарьинской линией и образовано из всего пограничного с Средне-Азиатскими владениями пространства, от Аральского моря до озера Иссык-Куль, одна область, которой было присвоено наименование Туркестанской. Управление областью было поручено военному губернатору, подчинявшемуся в военном отношении командующему войсками Оренбургского края, а в гражданском – Оренбургскому генерал-губернатору. В 1867 году было образовано Туркестанское генерал-губернаторство и разработано «Временное положение» об управлении краем, а в 1886 году принято «Положение об управлении Туркестанским краем», просуществовавшее практически до Октябрьской революции. 

В состав Туркестанского края вошли три области: Сыр-Дарьинская, Ферганская и Самаркандская. Сыр-Дарьинская область состояла из Аму-Дарьинского отдела и пяти уездов: Казалинского, Перовского, Чимкентского, Аулиэтинского и Ташкентского. Ферганская область делилась на пять уездов: Кокандский, Маргеланский, Андижанский, Наманганский и Ошский. Самаркандская область включала четыре уезда: Самаркандский, Катта-Курганский, Ходжентский и Джизакский. Главное управлением Туркестанским краем было вверено генерал-губернатору, назначаемому и увольняемому непосредственно Императором.

Организация таможенного надзора края проходила в несколько этапов. Во внимание принималось огромные, зачастую малонаселенные территории, древний уклад жизни, а также обычаи местного населения.  

До 1868 года товары, как местного, так и иностранного происхождения, привозимые из Средней Азии, оплачивались пошлинами по Азиатскому таможенному тарифу для таможенных учреждений сибирско-оренбургской таможенной линии. С расширением же территориальных приобретений в Средней Азии и выделением их в особое генерал-губернаторство, сибирско-оренбургская линия утратила  прежнее значение, превратившись из пограничной во внутреннюю и, 22 апреля 1868 года, была упразднена. Наблюдение за ходом торговых дел с западным Китаем было поручено специальному агенту, находящемуся в Семипалатинске. Перенос таможенной линии на внешние границы не представлялся возможным из-за неопределенности границы, пустынной и небезопасной местности. Для облегчения торговых сношений с местными ханствами среднеазиатские товары были освобождены от пошлин.  Охранительных мер требовал только чай, который вследствие восстания дунган и разорения приграничных китайских провинций, почти перестал идти через западный Китай и направлялся через Кяхту. В  целях ограждения от иностранной конкуренции торговли кяхтинским чаем в Туркестанском генерал-губернаторстве было разрешено его беспошлинное  потребление и установлены пошлины на чай, привозимый из сопредельных ханств по Кяхтинскому тарифу. Это мероприятие стало последним распоряжением по таможенной части, осуществленным Министром финансов. В тоже время в 1871 году через Министерство финансов и посольство в Северо-Американских штатах были  приобретены семена американского хлопчатника для разведения в крае хлопка, составившего впоследствии одну из значительных статей вывоза.

3 мая 1874 года Высочайше утверждено положение о применении к Туркестанскому краю положения о пошлинах за право торговли и промыслов. Согласно положению с 1 января 1875 года было отменено взимание в пределах Туркестанского края зякетного сбора, как с русских, так и с туземцев, распространив на все Туркестанское генерал-губернаторство, в виде временной меры сроком на 4 года положение о пошлинах и сборах 1865 года. Министру финансов, по соглашению с Туркестанским генерал-губернатором, предоставлялось право в течение опытного срока вносить изменения в соответствии с местными условиями торговли, утвердить распределение местностей края по классам для взимания пошлин, определять порядок выдачи торговых свидетельств и билетов, счетоводства и отчетности  и наблюдение за правильностью торговли и промыслов. По истечение четырехлетнего срока, исходя из результатов опыта, Министр финансов должен был выйти с представлением об утверждении в законодательном порядке условий окончательного применения к Туркестанскому краю положения о пошлинах за право торговли и промыслов.

12/24 февраля 1881 года подписан договор с Китаем об определении границ, подтверждающий согласие российской стороны на восстановление власти китайского правительства в Илимском крае, временно занятом русскими войсками с 1871 года, за исключением западной части края.  Граница между владениями России и принадлежащей Китаю Илимской областью определялась, начиная от гор Беджин-тау, по течению реки Хоргос до впадения ее в реку Или и, далее через реку, к южным горам Узун-Тау, западнее селения Кульджат, затем на юг по черте, указанной Чугучакским протоколом 1864 года. Уточнялась граница восточнее озера Зайсан. В городах, открытых для иностранной торговли, учреждались Консульства, которые наделялись полномочиями решать торговые вопросы. Русским подданным предоставлялось право беспошлинной торговли в подвластной Китаю Монголии. Правом беспошлинной торговли русские подданные могли пользоваться в городах и прочих местах Илийского, Тарбагатайского, Кашгарского, Урумцийского и прочих округов, лежащих по северному и южному склонам Тянь-Шаньского хребта до Великой Китайской стены. Причем право это должно будет отменено, когда с развитием торговли возникнет необходимость установить таможенный тариф, о чем будет заключено дополнительное соглашение. Русские подданные наделялись правом привоза и вывоза товаров вне зависимости от их происхождения, а равно покупать и продавать товар за деньги или посредством обмена. Купцам, желающим отправлять и вывозить товары сухим путем во внутренние владения Китая,  разрешалось, как и ранее, провозить товары через Калган и Тунь-Чжэу, в порт Тянь-цзинь. Торговля, производимая морским путем, подчиняется общим правилам иностранной торговли. При пересмотре действующего тарифа вывозные пошлины, взимаемые с некоторых сортов чая низкого качества могут быть пересмотрены в сторону уменьшения. К договору прилагались Правила сухопутной торговли, согласно которым зона свободной беспошлинной торговли по обе стороны границы определялась в 50 верст под надзором каждого из правительств. Торгующие обязаны были проходить только через переходные пункты, определенные прилагаемым списком, который мог быть расширен с согласия Пекина.   

До 1886 года вся таможенная часть края находилась в ведении Военного Министерства.  На Туркестанского генерал-губернатора, в ряду других организационных мероприятий по управлению, возлагалась обязанность оградить торговлю края от захвата ее иностранцами. Для достижения этих целей доступ на местные рынки иностранных азиатский и западно-европейских товаров, за исключением некоторых товаров и продуктов, составляющих существенную потребность местного населения и не производящихся в крае, фактически был устранен. Для наблюдения за не проникновением на рынки других иностранных товаров внутри края и в городах был установлен военно-полицейский надзор, на чинов которого возлагалась обязанность взимать таможенные пошлины за дозволенные к привозу товары.

Увеличение владений со стороны Закаспийской области, строительство железнодорожного сообщения, усиление торгового движения по небезопасным путям через Мервский оазис, контрабанда, а также данные ревизий 1882-1885 годов поставили вопрос о срочном проведении мер по усилению таможенного надзора над территорией Туркестана. Вследствие чего, в 1886 году таможенная часть была передана в Министерство финансов.

Первым шагом к организации таможенного надзора стало утверждение 2 мая 1886 года  мнения Государственного Совета «Об устройстве таможенного надзора в Средней Азии». Для заведывания таможенной частью Туркестана учреждалась должность чиновника особых поручений Министерства финансов по таможенным делам, находящегося в непосредственном подчинении Департаменту таможенных сборов. В его обязанности входило руководство действиями местных установлений и властей по взиманию таможенных сборов, действиями пограничной стражи, принятие мер по предупреждению и пресечению контрабанды, а также исполнение поручений генерал-губернатора по таможенной части, с тем, чтобы о каждом таком поручении было донесено Департаменту таможенных сборов. На содержание чиновника особых поручений и его делопроизводителя выделялась сумма в 11.342 рубля, в том числе тысяча на принятие экстренных мер по предупреждению и пресечению контрабанды. Министру финансов предоставлялось право, по согласованию с Туркестанским генерал-губернатором,  временно, впредь до окончательного устройства таможенной части в Туркестанском крае, выработать инструкцию, определяющую круг ведомства, права и пределы власти чиновника и его отношения с другими местными установлениями и властями. На саму местность распространялись те постановления таможенных уставов, применение которых в ней оказывалось необходимым и полезным для обеспечения выгод казны и для правильного действия таможенного надзора. Устанавливаемые пошлины и запрещения на ввозимые иностранные товары определялись в соответствии с заключенными с сопредельными государствами договорами. Помимо этого Министр финансов до утверждения законодательным порядком постоянных штатов таможенной части в Туркестанском крае имел право усиливать и сокращать личный состав чиновников и пограничной стражи.

В 1888 году таможенные досмотрщики и таможенная стража Туркестана были вооружены шашками и револьверами с разрешением употреблять холодное и огнестрельное оружие против злоумышленников, в частности, при охране таможенных касс и пакгаузов. В следующем, 1889 году, к специальным средствам таможенного ведомства был причислен запасной фонд Туркестанского края, образовавшийся на основании временных правил 1881 года о наблюдении за торговлей со средне-азиатскими ханствами посредством отчисления 25% из сумм, выручавшихся от продажи конфискованных товаров. Фонд предназначался для расходов на усиление личного состава таможенных учреждений и стражи, а также на непредвиденные издержки по таможенному надзору в крае.

В этот же период встал вопрос об обустройстве таможенной части в Закаспийской области, не имевшей до 1888 года таможенных учреждений вследствие малонаселенности и бедности населения области. Когда же Закаспийская железная дорога, проходящая вдоль границы с богатейшей персидской областью  - Хорасан, была доведена до Самарканда, появилась надежда на значительное оживление торговых сношений Европейской России с Персией, среднеазиатскими ханствами и Туркестаном. Это был удобный и безопасный путь для транзита товаров. В то же время возникала необходимость принять меры, чтобы путь этот не послужил к беспошлинному проникновению в Европейскую Россию и Туркестан персидских, англо-индийских и европейских товаров. Сложность заключалась в том, что необходимо было учитывать своеобразные, вековые обычаи ведения коммерческой деятельности туземным населением. Принимая во внимание эти соображения, Министр финансов определил сохранить существующий порядок и размер (2½% стоимости) взимаемой пошлины, привычные местному населению, оставляя возможность для необходимых изменений. В порту Узун-Ада была учреждена таможня, находящаяся в подчинении Бакинского карантинно-таможенного округа. Управляющий таможней  осуществлял надзор за правильным взиманием пошлин с привозимых товаров особыми сборщиками-почиманами. Представление министра финансов было утверждено 24 января 1889 года .  

Следующим этапом в организации таможенного надзора в Туркестане стало обустройство таможенной части на границе с Западным Китаем. В Семиреченской области и в Туркестанском генерал-губернаторстве торговля с Китаем не прекращалась со времени присоединения к России Кокандского ханства и Семиречья. С установлением границ с Китаем, прекращением на его территории восстания, установлением пунктов пропуска товаров торговля  получила значительное развитие. Однако необходимость устройства таможенных учреждений на границах этих областей возникла лишь после отмены, по Высочайше утвержденному 27 декабря 1888 года мнению Государственного совета, льготы на беспошлинный привоз чая через Иркутскую таможню в Туркестан. Провоз чая из Калгана до Улясутай и Кобдо в обход Кяхты и Урги был гораздо короче и выгоднее и позволял доставлять товары в Семипалатинск и Бийск, которые имели срочное пароходное сообщение до Тюмени.  

12 июня 1890 года Государственный Совет в соединенных департаментах Государственной Экономии и Законов на Общем собрании утвердил представления Министра финансов об учреждении Туркестанского и Семипалатинского таможенных округов и о служебных правах чинов таможенных учреждений в Туркестанском крае. Состоящие на службе управляющие таможенными Отделами, старшие и младшие их помощники, надзиратели переходных пунктов и канцелярские чиновники таможенных отделов были приравнены в отношении классов и прав на чинопроизводство и пенсии к должностным лицам других таможенных учреждений Российской Империи. Так, управляющие Отделами приравнивались к управляющим таможнями первого класса, помощники управляющих отделами – к членам тех же таможен, а надзиратели переходных пунктов и канцелярские чиновники – к соответствующим должностным лицам таможенных учреждений по Европейской границе.

Учрежденному Туркестанскому таможенному округу передавались в подчинение учреждения и пограничный надзор Туркестанского генерал-губернаторства, Закаспийской и южной части Семиреченской областей, а начальнику Семипалатинского округа – таможенные учреждения и надзор в Томской губернии, Семипалатинской и восточной части Семиреченской областей. Управление каждого из округов формировалось в составе:  начальника округа, окружного таможенного ревизора, 3 чиновников особых поручений (два в Туркестанском и один в Семипалатинском). Упразднялась должность чиновника особых поручений Министерства финансов по таможенным делам.

Министру финансов было предоставлено право открывать таможенные учреждения на торговых путях из западного Китая, определять их численный состав и оклады содержания, а также численность таможенного надзора. Министр финансов мог распределять районы ведения начальников Семипалатинского и Туркестанского таможенных округов в Семиреченской области.

С 1890 года поступления таможенных сборов по таможенным учреждениям Туркестанского края стали возрастать: 1890 году – 496,977 кр. руб., в 1891 году – 588,673 кр. руб. и в 1892 году – 657, 310 кр. руб.

Расширение территории в Средней Азии до границ Афганистана, а также возрастающие размеры торгового движения вновь поставили вопрос о необходимости пересмотра и новой организации таможенного надзора в Закаспийской области. Сложность заключалась в том, что Бухарское и Хивинское ханства пользовались не только политической, но и экономической самостоятельностью, представляя собой в таможенном смысле иностранные государства, при этом обладали правом беспошлинной торговли собственными товарами, составляющими конкуренцию на внутренних рынках туркестанским товарам. Кроме того, находящиеся в ханствах склады иностранных товаров представляли собой опасность для водворения в Туркестанский край и восточную Россию контрабанды, борьба с которой из-за крайней протяженности границ была крайне затруднительна. Эти соображения привели к мысли о необходимости включение Хивы и Бухары в общую таможенную черту с одновременным устройством правильного надзора на внешних границах Закаспийской области.

4 июня  1893 года по решению императора Александра III в пограничные районы Средней Азии для обследования пограничной линии была направлена комиссия в составе офицеров пограничной стражи и чинов таможенного ведомства. В результате работы комиссии было составлено подробное описание границ Бухарских владений, а также границы с Персией и Афганистаном. С учетом размеров и характером торгового движения в Бухарском ханстве и Закаспийской области было подготовлено предложение по устройству таможенного и пограничного надзоров и порядок взаимодействия таможенных властей и пограничной стражи.

Всеподданнейший доклад о включении Бухары и Хивы в таможенную черту был утвержден 7 августа 1892 года, а 8 июня 1893 года Высочайше утверждено мнение Государственного совета об устройстве таможенной части в Закаспийской области. Согласно Мнению Госсовета Министру финансов по соглашению с Военным министром предоставлялось право принимать в устройстве таможенной части Закаспийской области меры, предписанные Высочайше утвержденным мнением Госсовета от 2 мая 1886 года (отд. VI пп.б, в, г). Заведование таможенными учреждениями области, на правах начальника таможенного округа, возлагалось на лицо, назначенное Министром финансов. Одновременно с открытием действия новых таможенных учреждений, разрешалось ввозить через эту область в Персию сахар с возвратом акциза и хлопчато-бумажные изделия, с выдачей зачетных квитанций на возврат пошлин на употребленные на выделку этих изделий хлопок и другие материалы.

Согласно Высочайше утвержденному мнению Госсовета от 6 июня 1894 года в пределах Закаспийской области и на правом берегу реки Пянджа и Аму-Дарьи  был учрежден таможенный надзор и разрешен пропуск и очистка пошлиной иностранный товаров. С 1 июля открылись Асхабадская и Бухарская таможни 1 класса в составе: управляющего, двух членов (один из них казначей), бухгалтера и выкладчика пошлин (он же секретарь), пакгаузного надзирателя и двух переводчиков (они же помощники пакгаузного надзирателя), и Келифская таможня в том же составе, исключая одного переводчика. Во вновь открывшиеся таможни были назначены управляющими: в Асхабадскую таможню – надворный советник Максимович, в Келифскую – коллежский советник Чижевский и в Бухарскую – титулярный советник Губаревич-Радобыльский, возглавивший через несколько лет Туркестанский таможенный округ. Министру финансов по соглашению с военным министром, а при необходимости и министром иностранных дел предоставлялось право открывать на указанной территории другие таможенные учреждения, не выходя за пределы ассигнуемых сумм. Для заведывания пограничным надзором и таможенными учреждениями в Закаспийской области (включая Узун-Адинскую таможню) было образовано Управление Закаспийского таможенного округа, в составе: начальника таможенного округа, окружного таможенного ревизора и двух чиновников для поручений.  В Туркестанском и Закаспийском таможенных округах пошлина за привозные товары взималась в кредитных билетах, в Узун-Адинской таможне – в золотой валюте.

Пограничный надзор и таможенные учреждения на побережье рек Пянджа и Аму-Дарьи, а также Бухарская таможня подчинялись начальнику Туркестанского таможенного округа. Временно сохранялись существующий в пределах Туркестанского таможенного округа пограничный надзор и таможенные учреждения Аму-Дарьинского, Катта-Курганского и Самаркандского отделов, на содержание которых по Государственной росписи 1894 года было выделено 69 258 рублей.

Пограничный надзор, учрежденный также 6 июня 1894 года, был образован в составе двух штаб-офицеров в чине полковника, двух обер-офицеров для поручений, 9 начальников дистанций из обер-офицеров, двух медицинских врачей и 9 вольнонаемных фельдшеров. В виде временной меры в состав надзора включались 298 конных и 21 пеших нижних чинов отдельного корпуса пограничной стражи и 472 вольнонаемных джигита (местных жителей), с назначением последних на посты по правому берегу реки Пянджа и Аму-Дарье. Для придания «внешнего значения» соответствующего служебному положению джигитам была присвоена форма чинов местной милиции с заменой погон плечевыми жгутами из светло-зеленого шнура по образцу, утвержденному 8 апреля 1894 года для досмотрщиков таможенного ведомства.

В 1894 году, для облегчения торговли Ферганской области с Восточным Туркестаном, из Иркештамского переходного пункта досмотр привозных товаров был перенесен в Кашгар. С этой целью в город были командированы таможенный чиновник и два досмотрщика, которые, производя в Кашгаре досмотр отправляющихся в русские владения товарных транспортов, выдавали сопровождающим свидетельства, по которым товары должны были подвергаться в Иркештаме только наружной проверке. Эта льгота, установленная первоначально только для русскоподданных торговцев, в 1895 году, по представлению генерального консула в Кашгаре, была распространена на туземных купцов.

Согласно Государственной росписи доходов и расходов на содержание таможенных учреждений Туркестанского и Семипалатинского таможенных округов было выделено: в 1893 г. – 135 625 руб., в 1894 г. – 135 184 руб. Таможенный доход Туркестанского и Закаспийского таможенных округов в 1894 году составил 820 000 рублей. Сверх положенных расходов на содержание таможенного надзора в Средней Азии в 1894 году было выделено дополнительно 124 685 рублей.  

28 июля 1895 года, в дополнение к правилам Устава таможенного, Высочайшим повелением утверждены  Временные правила употребления чинами Отдельного корпуса пограничной стражи оружия, при исполнении ими службы по охране границы в Средней Азии. Чинам ОКПС при отправлении своих обязанностей по пограничному надзору дозволялось употреблять холодное и огнестрельное оружие. При этом смерть или нанесение телесных повреждений этим оружием не вменялось в преступление и не подлежало военно-уголовным законам в случаях:

- когда чины ОКПС подвергались нападению или встречали сопротивление со стороны контрабандистов или других злоумышленников, вооруженных холодным или огнестрельным оружием, или предметами, которые могли причинить смерть либо повреждение здоровья;

- когда нападение или сопротивление было совершено не вооруженными контрабандистами или другими злоумышленниками, и с их стороны было обнаружено хотя бы намерение причинить чинам стражи побои или иные насилия;

- когда в пограничной черте люди, следующие, с нагруженными возами или вьюками или ношами, или же в морской таможенной полосе на судах после двукратного оклика стражи «стой» не останавливались и обнаруживали намерение скрыться от преследования;

- когда кто-либо, вознамеривался скрыться за границу или проникнуть на нашу сторону незаконными путями и способами, не останавливался после двукратного оклика «стой».

При этом если убегающие вооруженные контрабандисты или другие злоумышленники успевали перейти заграничную сторону, то чины пограничной стражи могли преследовать их выстрелами.

О всяком пограничном происшествии, сопровождавшемся употреблением оружия, необходимо было донести по команде для производства расследования на основании правил, указанных в Военно-Судебном уставе. При этом согласно ст.108 Устава таможенного, пограничной чертой, в пределах которой проходила военно-караульная служба, признавалась местность, находящаяся в исключительном ведении начальствующих лиц пограничной стражи, а все помещения, занимаемые чинами ОКПС – воинскими казармами. В то же время, если чины ОКПС, при отправлении служебных обязанностей, отступали от правил и применяли без нужды оружие, убив или ранив кого-нибудь, то виновные подвергались ответственности, определенной уголовным законодательством.

По распоряжению местного полицейского начальства правила должны были быть прибиты в пограничных уездах (округах) на дверях городских и земских полицейских учреждений, на площадях городов, посадов, местечек, сел, деревень и аулов. В местностях с туземным населением правила печатались на русском языке с переводом на местный язык.

В январе 1896 года был усилен пограничный надзор в Закаспийской области. В его состав включались дополнительно два начальника дистанций из обер-офицеров, один вольнонаемный фельдшер, а также 22 конных и 9 пеших нижних чинов.

9 декабря 1896 года  было Высочайше утверждено мнение Государственного Совета «О преобразовании пограничного надзора на среднеазиатских границах в две бригады отдельного корпуса пограничной стражи». Пограничный надзор, состоящий в Закаспийской области и на правом берегу рек Пянджа и Аму-Дарья в течение трех лет должен был быть преобразован в две бригады ОКПС: Закаспийскую и Аму-Дарьинскую, с подчинением начальникам Закаспийского и Туркестанского таможенных округов соответственно. Бригады формировались в следующем составе: Закаспийская – командир бригады, помощник командира, 5 командиров отделов, 30 обер-офицеров, 1,390 нижних чинов, 1 старший и 3 младших медицинских и 1 ветеринарных врачей, 865 верховых и 14 обозных лошадей; командир бригады, помощник командира, 4 командира отделов, 25 обер-офицеров, 1 старший и 2 младших медицинских и ветеринарных врачей, 915 нижних чинов, 505 верховых и 13 обозных лошадей и 12 мулов. Помимо этого в состав бригад временно включались 212 конных наемных джигитов (из местных жителей) с предоставлением Министру финансов права заменять их нижними воинскими чинами.  

Ввиду предстоящего открытия товарного движения по Самаркандско-Андижанской железной дороге в 1896 году, представители некоторых наиболее крупных чаеторговцев  города Коканд обратились в Министерство финансов с ходатайством об учреждении в этом городе таможни с правом годичной складки товаров. Это ходатайство было поддержано и на основании Высочайшего повеления 23 декабря 1896 года в город Коканд, для образования там таможни, было переведено из Нового Маргелана[1] управление Ферганского таможенного участка и увеличен его штат тремя помощниками управляющего, двумя канцелярскими чиновниками и 12 досмотрщиками.

23 декабря1896 года Высочайше утверждено мнение Государственного совета «О некоторых изменениях в устройстве таможенной части в Средней Азии». Согласно представлению Министра финансов при Управлении Закаспийского таможенного округа учреждались должности секретаря и архитектора, должностные лица Узун-Аданской таможни сравнивались в служебных правах, преимуществах и окладах с соответственными должностными лицами таможен I класса Закаспийского и Туркестанского таможенных округов.

В августе 1897 года распоряжением Министра финансов были изменены штаты,  Закаспийского и Туркестанского таможенных округов. В этом же году в Ферганском таможенном участке был организован особый летучий отряд таможенной стражи, предназначенный для надзора в горной области за непроникновением к нам из Китая, по труднодоступным ущельям, запрещенных к ввозу и пошлинных товаров, а также ввезенных туда на льготных условиях отечественных произведений. На содержание личного состава, канцелярские и хозяйственные расходы таможенных учреждений Закаспийского, Туркестанского и Семипалатинского таможенных округов в 1897 году было выделено 279 955 руб, а в 1898 году – 277 883 рублей.

Законом 4 июня 1899 года в Средней Азии Семипалатинский и Закаспийский таможенные округа были упразднены. Таможенные учреждения Закаспийского округа подчинены Управлению Туркестанского таможенного округа, учреждены должности  7 таможенных инспекторов, на каждого из которых возложен надзор и заведование определенным участком территории. Участковые инспектора Туркестанского округа подчинялись начальнику округа, а в пределах бывшего Семипалатинского округа – непосредственно Департаменту таможенных сборов. На участкового инспектора каждого из участков возлагалось заведывание таможенными установлениями и надзор за таможенной службой, проведение ревизий, наблюдение за точным исполнением законов, инструкций и распоряжений начальствующих лиц. Участковый инспектор принимал жалобы на действия чиновников вверенного ему участка и предпринимал меры к пресечению злоупотреблений и нарушений, вплоть до отстранения виновных от должности. В ведении участкового инспектора находилось получение сведений обо всех случаях задержания тайно провозимых, водворяемых и вывозимых товарах, расследование таких задержаний  и, в случае необходимости, взаимодействие с властями пограничной стражи. Участковый инспектор утверждал оценку и переоценку задержанных товаров, разрешал продажу конфискованных товаров и назначал места для производства продажи. В случае болезни или отсутствия начальника Туркестанского таможенного округа к исполнению обязанностей приступал старший из состоящих в округе инспекторов.

10 августа 1899 года в пределах Туркестанского таможенного округа было образовано четыре инспекторских таможенных участка: а) первый – от восточного побережья Каспийского моря до Асхабада и Кайне-Кассирского пограничного пункта..; б) второй – от Асхабада до Н. Бухары включительно, с отнесением к сему району таможенных учреждений по линии железной дороги и по внешней границе Закаспийской области с Персией и Афганистаном..; в) третий – от Керков до Богорака  по Аму-Дарье..; и г) четвертый – от г. Коканда и по границе с Китаем до пределов бывшего Семипалатинского таможенного округа, т.е. до горного хребта Узун-Кара».

С установлением в 1894 году транзита зеленых чаев через Закавказье в среднеазиатские владения и Бухарское ханство выяснилось, что важнейшим чайным рынком в крае является г. Самарканд. За период с 1896 года по 1900 год в город поступило около 300 000 пудов черного и зеленого чая высшего сорта, из которых рассыпано по мелким помещениям и обандеролено свыше 283 000 пудов. Значительные обороты чая, а также комиссионные расходы побудили местные чайные фирмы и Самаркандское отделение Русско-Китайского банка обратиться в Министерство финансов с ходатайством об учреждении в городе складочной таможни.

В то же время деятельность Кокандской таможни, входящей в состав Ферганского таможенного участка, к 1900 году усилилась настолько, что ее личный состав, работая ежедневно с 8 утра до 2 часов дня и с 6 часов вечера до 12 часов ночи, оказался не в состоянии справиться с наплывом товаров.  Надзиратель стражи,  в ущерб прямым своим обязанностям, был вынужден заведовать пакгаузами, приемкой товара с вокзала железной дороги и письменным переводом с  туземного на русский язык. Один из канцелярских чиновников вел сложную статистическую отчетность по приему и отпуску товаров через Иркештамский переходный пункт и таможню, а также заведывал архивом, другой вел переписку по конфискационным делам, регистрация же входящих и исходящих бумаг, текущая переписка, составление описей дел, подготовка и передача их в архив была возложена на двух досмотрщиков.  Учитывая создавшееся положение Министерство финансов поставило вопрос об упразднении существующего управления Ферганским таможенным участком и учреждении в Коканде таможни I класса.  

Значительно увеличился объем деятельности Кашгарского таможенного пункта, где только в 1899 году было досмотрено привозных и отвозных грузов 65 780 пуд., на сумму 1 679 000 рублей. Причем досмотр отвозных товаров возрос до 26 100 пуд. на сумму 350 000 рублей, что в 7½ раза больше, чем в 1895 году. При этом персонал таможенного пункта составлял один штатный чиновник и два стражника, что, принимая во внимание большую нагрузку и неблагоприятные условия отдаленной и неблагоустроенной жизни в Кашгаре, очень осложняло работу на данном участке.

Необходимо было провести мероприятия по улучшению условий службы таможенной охраны в Семиреченской, Семипалатинской областях и Томской губернии.  Опыт учреждения на Ферганском участке летучих отрядов стражи показывал, что при сравнительно небольших ассигнованиях была возможность достичь удовлетворительного ограждения русско-китайской границы от проникновения через нее контрабанды. Это подтверждалось  значительно возросшей доходностью Иркештамского переходного пункта, выразившейся, главным образов в пошлине за кораллы, которая до 1897 года не превышала в среднем 3 500 рублей, в этом же году составила 6 350 рублей, в 1898 году – 17 527 рублей, в 1899 году – 11 634 рубля, а в 1900 году – 16 551 рубль. Также увеличилось число задержаний запрещенного к ввозу наркотика – анаши.

Принимая во внимание новые обстоятельства,10 декабря 1901 года в целях изменения устройства таможенной части в Средней Азии были учреждены Самаркандская и Кокандская таможни I класса. Причем таможне Самарканда были присвоены права Главных складочных таможен. Заведующему Кашгарским таможенным пунктом и его помощнику присваивались служебные права, преимущества и оклады содержания, установленные в таможнях I класса Закаспийской области и Бухарского ханства для пакгаузного надзирателя и его помощника. Нижним чинам таможенной стражи по границе с Китаем в Ферганской, Семиречинской и Семипалатинской областях и в Томской губернии присваивалось форменное обмундирование от казны, на основаниях, установленных Высочайшим повелением 17 апреля 1898 года для таможенной стражи в Восточной Сибири.

В 1902 году утверждена «Инструкция для действия Кашгарского, Иркештамского и Нарынского таможенных пунктов по производству таможенных обрядностей над товарами, вывозимыми из Кашгара в русские пределы и доставляемыми в Кашгар из Империи, а равно по ведению отчетности об этих операциях», положившая начало серьезным преобразованиям Кашгарского таможенного пункта.

28 ноября 1905 года  Высочайше утверждено мнение Государственного Совета «Об изменениях в штате Управления Туркестанского таможенного округа», согласно которому упразднялась должность одного из участковых инспекторов Туркестанского таможенного округа. В составе Управления учреждались должности третьего чиновника для поручений и помощника секретаря. В феврале 1907 года последовали изменения в штатах таможенных учреждений Туркестанского таможенного округа. Упразднялись Серахская таможня 2 класса, Хивеабадская таможенная застава, Чушко-Гузарская таможня 3 класса, Четлинская таможенная застава, Гасан-Кулинский и Кельтечинарский переходные пункты, а также должность помощника пакгаузного надзирателя в Асхабадской, Кокандской и Душакской таможня. Вместо упраздненных учреждений  учреждались Хивеабадская таможня 2 класса, Серахская таможенная застава, Бассагинская таможенная застава, Гасанкулинская таможенная застава, Четлинский и Чушко-Гузарский переходные пункты, а также должности члена и помощника пакгаузного надзирателя Самаркандской таможни 1 класса.

Согласно Сметам доходов, расходов и специальных средств Департамента таможенных сборов по Таможенным учреждениям Туркестанского округа поступило:

 

- по Смете 1908 года:

 

За 12 месяцев

За первые 6 месяцев

В 1902 году

2.844.103 р.

1.196.951 р

В 1903 году

3.562.982 р.

1.688.211 р.

В 1904 году

4.670.900 р.

1.434.019 р.

В 1905 году

4.864.710 р.

2.334.941 р.

В 1906 году

5.613.318 р.

2.904.924 р.

В среднем

4.331.203 р.

1.911.809 р.

В 1907 году

-

3.223.084 р.

 

            - по Смете 1912 года    

В 1906 году

5.613.318 р.

2.905.000 р

В 1907 году

5.970.268 р.

3.223.000 р.

В 1908 году

6.040.885 р.

2.968.000 р.

В 1909 году

6.718.048 р.

3.174.000 р.

В 1910 году

7.210.324 р.

3.294.000 р.

В среднем за пятилетие

6.311.969 р.

3.113.000 р.

В 1911 году

7.818.662 р.

(по Смете 1913 г.)

4.152.000 р.

 

20 декабря 1911 года Министр финансов донес Правительствующему сенату для распубликования, что по соглашению с Министрами Путей сообщения и Торговли и Промышленности разрешено, в порядке ст. 304 Устава таможенного, перевозку по непрерывному железнодорожному пути из С.-Петербургской портовой и Виндавской таможен в Самаркандскую и Кокандскую таможни для оплаты пошлиной по общему тарифу по Европейской торговле чаев, европейских  и англо-индийских товаров. 

На основании Высочайше утвержденного 28 мая 1912 года Закона «Об учреждении местного таможенного управления и об установлении штатов таможенных инспекторских участковых управлений» таможенные округа были заменены на инспекторские участки. Таможенные учреждения, как пограничные, так и  внутренние, вошли в состав таможенных участков, состоящих в ведении инспекторов. Управление участка состояло из участкового таможенного инспектора, его помощника, секретаря, помощника секретаря, канцелярских чиновников и вольнонаемных служащих.

Таможни, таможенные заставы и таможенные посты состояли из управляющего и необходимого числа штатных чиновников, число которых устанавливалось и изменялось Министром финансов в пределах ассигнуемых кредитов с обнародованием через Правительствующий Сенат. При таможенных учреждениях также полагались канцелярские чиновники, вольнонаемные служащие, таможенные досмотрщики и стражники. В  областях Ферганской, Семиреченской и Семипалатинской надзор за непропуском через границу товаров или иных предметов недозволенными путями и способами вменялся в обязанность таможенного ведомства. Таможенная охрана включала досмотрщиков и стражников, вооруженных холодным и огнестрельным оружием, род которого определял Министр финансов  по соглашению с Военным министром.

К таможням I класса дозволялось привозить все разрешенные к ввозу товары, к таможням II класса – все разрешенные к ввозу товары за исключением тех, при тарификации которых была необходима техническая экспертиза или возникали иные сложности. К таможенным заставам привозили все разрешенные к пропуску товары через таможни II класса, если они предназначены для местного потребления и если сумма пошлин за них не превышала 15 рублей в каждом отдельном случае привоза. Привоз иностранных товаров к таможенным постам не разрешался. На эти учреждения возлагался исключительно пропуск приграничных жителей. В  Ферганскую, Семиреченскую и Семипалатинскую области с разрешения Министра финансов через таможенные посты могли быть пропущены привозимые из-за границы товары, только в случае, если они предназначались для местного потребления и были включены в особый список.

Всем таможенным чинам запрещалось принимать участие в торговле, как привозной, так и отпускной, и заключать с торгующими при таможне сделки, а также принимать на себя по таможенным делам доверенности или поручения и покупать товары прежде, чем они будут выпущены через таможенные учреждения установленным порядком. Никакое начальство, ни гражданское, ни военное, не имело право распоряжаться по таможенной части. В то же время губернаторы, губернские правления и чиновники полиции обязаны были оказывать содействие чиновникам таможенной службы по первому их требованию или представлению. В каждом таможенном учреждении имелась книга жалоб, в которой желающие могли писать жалобы инспектору или управляющему. Кроме этого иностранные подданные могли подавать жалобы через консула или коммерческого агента.

В этом же году штаб VII Округа Пограничной стражи был перемещен из г. Ташкента в г. Асхабад.

15 марта 1912 года в Туркестан на должность начальника Таможенного округа  был переведен Владимир Елисеевич Сердюков, который в  январе 1913 года назначен на должность Участкового таможенного инспектора Ташкентского инспекторского участка.  К моменту перевода в Среднюю Азию В.Е. Сердюков проработал в Таможенном ведомстве 21 год, занимая различные должности в Департаменте таможенных сборов, а затем в Санкт-Петербургской портовой таможне.

Как начальник Туркестанского Таможенного округа, Сердюков вел особо усиленную и ответственную работу не только по усовершенствованию и приведению до должного уровня таможенного аппарата и таможенного режима, но и по непосредственной охране границы. Работа по этой охране была особенно ответственна и требовала усиленного внимания, усугубляя весьма большую работу по управлению всеми границами в Средней Азии (с Персией, Афганистаном и Западным Китаем), в виду значительного протяжения их – до 4-х тысяч верст. Границы эти были особенно трудны для наблюдения и управления, так как пролегали среди кочующих и воинствующих народностей, во многих местах среди трудно проходимых горных ущелий и в значительной части в пустыне, бедной водою.

Границы участка, подчиненного В.А. Сердюкову, охватывали территорию от Восточного побережья Каспийского моря и границы с Персией и Афганистаном до границы с Западным Китаем. В его ведении находилось 29 таможенных учреждений, из них: 6 таможен 1 класса, 6 таможен 2 класса, 15 таможенных застав и 2 поста. В обязанности входила ревизия всех таможенных учреждений участка, главный надзор за их хозяйственной частью, выдача особых разрешений на ввоз и вывоз за границу беспошлинных товаров, назначение на штатные должности чиновников таможен 2 класса, назначение чиновников таможенных застав и постов, рассмотрение жалоб на действия подчиненных. В случаях, не терпящих отлагательств, В.Е. Сердюкову было предписано, под личную ответственность, делать необходимые распоряжения в отношении подведомственных ему учреждений. Согласно Смете доходов, расходов и специальных средств Департамента таможенных сборов таможенными учреждениями Средней Азии было собрано: в 1912 году – 7.625.749 руб., в 1913 году – 8.112.429 руб., в 1914 году – 7.707.444 рублей. Значительное увеличение дохода в первой половине 1915 года (5.204.000 рублей) объяснялось частично из-за усиленной доставки зеленого чая, вызванного его недовозом в 1914 году, частично повышением пошлин на чай.

12 января 1914 года Министр финансов донес Правительствующему Сенату о необходимости выделить из Семипалатинского таможенного участка границу с Западным Китаем в пределах Ферганской области и включить ее в состав Ташкентского таможенного участка. В июне 1914 года Государственным Советом и Государственной Думой был одобрен закон об установлении по границе Туркестанского и Степного генерал-губернаторств, а также Томской и Енисейской губерний, с Китаем и Монголией беспошлинного пропуска произведений китайской и монгольской почвы и промышленности. Исключение составляли чай и запрещенные к привозу из Китая по сухопутной границе и из Монголии хлебное вино и водка. В Особых таможенных правилах для некоторых местностей Империи , утвержденных в июне 1914 г., оговаривалось, что товары русского происхождения, вывозимые из Сибири и Туркестанского генерал-губернаторств, в которые привоз иностранных товаров разрешается беспошлинно или с оплатой пониженной пошлины, допускаются к привозу в иные местности Империи беспрепятственно. Министру финансов представлялось право устанавливать правила таможенного производства по привозу и отпуску товаров в таможенных учреждениях Туркестанского генерал-губернаторства, Семипалатинской области, по границе Томской губернии с Монголией и на побережье рек Пянджа и Аму-Дарья и в Бухарской таможне. Министр мог определять какие из постановлений Устава таможенного о взысканиях должны быть применяемы в названных местностях, и какими денежными знаками должны быть уплачиваемы пошлины за провозимые товары в таможенных учреждениях на побережье рек Пянджа и Аму-Дарья.   В свою очередь Министр Торговли и Промышленности, по согласованию с Министром финансов и Туркестанским генерал-губернатором, определял в каком размере должны быть взимаемы пошлины за привозимые к таможенным учреждениям Туркестанского генерал-губернаторства, указанных побережий и к Бухарской таможне товаров, а также какие товары запрещаются к привозу, с учетом существующих в сопредельных странах договоров.   

Условия работы участка усложнились с началом Первой мировой войны, когда значительное количество сотрудников таможенных учреждений было мобилизовано на фронт и сильно ослаблена граница со стороны военной пограничной стражи. В условиях военного времени повысилось пошлинное обложение по всем группам ввозимых товаров, вывоз товаров был запрещен. На обширном протяжении Туркестанской границы работа была тяжелой и требовала особых забот и усилий, чтобы удержать таможенное дело на нормальном уровне. Тем не менее, по данным  Департамента таможенных сборов, в 1915 году таможенный сбор составил 10.435.281 рубль. 

С наступлением революции, военная пограничная стража ушла и совершенно оставила границу открытой, да и большинство таможенных сотрудников постаралось оставить медвежьи углы на границе и устремилось в город и другие удобные, благоустроенные и безопасные места. В.Е. Сердюкову пришлось прилагать невероятные усилия, чтобы удержать их на местах по границе, вводить строгую дисциплину, давая главным образом пример личным поведением, работой и частым появлением на отдельных пунктах границы в более серьезных ее частях. Только благодаря таким мерам удалось сохранить имущество и инвентарь в полной исправности 36-ти таможенных учреждений, и только в 4-х все было разрушено и разграблено во время восстания в Бухаре, поднятого против Советской власти Эмиром Бухарским.

Участковое таможенное управление в этот период находилось в г. Ташкенте - административном центре Туркестана. В сентябре-ноябре 1917 года, Центральный Исполнительный Комитет Ташкентского Совета взял власть в свои руки, был избран Совнарком Туркестана. Весь революционный период В.Е. Сердюков оставался во главе Таможенного ведомства и начал сотрудничать с новой властью. В 1917 году в качестве делегата от служащих Ташкентского таможенного инспекторства выступал на Первом Всероссийском Съезде таможенных служащих в Петрограде.

20 апреля – 1 мая 1918 года в Ташкенте состоялся V краевой съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и мусульмано-дехканских депутатов Туркестана, вынесших постановление о вхождении Туркестана в состав РСФСР на правах автономной республики. Совет Народных Комиссаров автономного Туркестана приказом по Комиссариату Промышленности за № 16/170 от  30 мая 1918 года постановил, что Управление таможенной инспекции и все существующие в Туркестанском крае учреждения таможенного ведомства включаются в состав Комиссариата Промышленности, как отдела Совета Народных Комиссаров. Приказом № 17/171 от 31 от 1918 года все первоклассные таможни, выделенные в 1913 году из состава таможенных учреждений, подчиненных Ташкентскому таможенному инспектору вошли до момента реформирования Таможенного управления в Туркестанской республике в состав таможенных учреждений, подчиненных инспектору. По всем вопросам и делам, возникающим в таможнях и требующим рассмотрения и разрешения высшей инстанции, приказ предписывал обращаться к Комиссару Промышленности.

В начале 1918 года в результате восстания оренбургских казаков под предводительством атамана Дутова и эсеровского восстания в Ашхабаде было полностью прервано сообщение между Центральной Россией и Средней Азией. Такое положение сохранялось в течение последующих двух лет.

Во время полной изоляции от центра В.Е. Сердюкову приходилось самостоятельно  руководить Таможенной частью Туркестана и принимать решения под личную свою ответственность, что невероятно осложнилось положением, которое создалось с уходом военно-пограничной стражи с границы и оставлением ее совершенно открытой и свободной для проникновения всякого рода контрабанды.

В 1918 году  Сердюков  был назначен Директором Таможенного Управления Туркестана. Главной работой по таможенной части в этот период стало оборудование и охрана границы с Персией, Афганистаном и Западным Китаем вольнонаемной стражей,  сохранение кадров служащих, сохранение зданий и инвентаря всех таможенных учреждений, прием, размещение и устройство беженцев, поиск средств для содержания детей беженцев в приютах.

С невероятными усилиями и трудом, присущим тому времени и существовавшим тогда условиям, удалось установить такую охрану на Персидской границе, на протяжении более 1000 верст от Каспийского моря до Полихатума (восточное укрепление Серахс). Охрана эта несла и исполняла обязанности пограничной стражи до возложения в Туркестане в 1920 году охраны границ на отдельную Туркестанскую дивизию пограничной охраны в Средней Азии, под начальством  Косматова и военного комиссара  Федермессера. Однако и после этого В.Е. Сердюкову пришлось принимать деятельное участие во всех почти работах этой дивизии, состоя членом коллегии по охране границ, а главное по выработке наставления названной дивизии по охране границ в торговом отношении.

По воспоминаниям управляющего Артыкской таможней Ковальчука Мануила Николаевича, прибывшего к месту назначения 1 декабря 1917 г., таможня была в состоянии запущенности и полного упадка деятельности: «…перед моим приездом, некоторое время, никто не посещал таможню – ни служащие, ни клиенты. На стенах и потолках следы пуль от выстрелов, на полу обломки пишущей машины, прострелянные стенные часы;  в помещении таможни было прострелено лицо в профиль через щеки сотруднику – контролеру гр. Гробову – никто не рисковал подойти к таможне, где буйствовали в пьяном угаре служащие таможни и погранпоста; возникшие в 1-й половине года по некоторым задержаниям контрабанды дела не имели необходимых сведений и решений. Много впоследствии приложено труда и энергии на заполнение пробелов и упорядочение дел.

Общими усилиями с сотрудниками дела таможни налажены, постепенно жизнь вошла в нормальную деловую колею, когда возникло бывшее Закаспийское белое правительство, и появился фронт с ним, которым были отрезаны общения с Ташкентом с середины 1918 г. до середины 1919 года. Району таможни, расположенной при ст. железной дороги угрожали передвижения действия Гражданской войны. Я, и разделявшие мои взгляды на события сотрудники таможни, не поддались требованию эвакуироваться в сторону Красноводска – сумели сохранить неразрушенным аппарат таможни, ея ценности, делопроизводство, отчеты, приспособления и здание. Кроме таможни все было эвакуировано из Артыка через Красноводск. Брошенное погибло, обстоятельства были весьма тяжелые и опасные.

Как только подошли к таможне войска Красной Армии – 6/VII-1919 г. председатель Реввоенсовета т. Паскуцкий отношением на мое имя от 7-го июля 1919 г. № 704 предложил возобновить нормальную работу таможни, предоставив право и возможность мне сноситься по телеграфу для восстановления связи с органами власти в Ташкенте и в окрестностях; поручил воинским частям оказывать содействие в поддержании порядка работы и жизни и освободить ее помещение.

О положении подробно и о возобновлении действий таможни я донес по телеграфу 11-го июля 1919 г. № 486 Таможенному отделу и копию в Реввоенсовет Туркфронта. Быстрое восстановление таможни послужило к успешному возвращению в Артык населения и работников других служб.

Так как на пути движения – по жел. дор. – фронта гражданской войны осталась неразрушенной Артыкская таможня, то, пока другие места восстанавливались и с большими трудностями обзаводились всем необходимым, она оказалась готовой выполнить интенсивную переброску из-за границы во время голода продовольствия и фуража для армии и населения, а затем и других предметов внешнего товарообмена.

Организованный Наркомвнешторг направил главную свою работу через Артыкскую таможню. Массы окрестных аульных жителей относились вполне корректно и доброжелательно к таможне. Это способствовало развитию работ таможни.

Потребную рабочую силу для таможни постепенно подбирал и подготовлял на месте, преимущественно из молодняка; теперь она является хорошим ядром аппарата таможни. Прибывавшие по назначениям из Ташкента работники находили условия жизни и службы в таможне тяжелыми и уезжали. И действительно малонаселенность, отдаленность от центров мешает личной жизни, нет возможности, по малочисленности штата, делать частые и продолжительные отлучки для общений с населенными культурными местами.

С местным – окружающим населением связи и взаимоотношения постоянные и нормальные. С 1919 г. в таможенном здании, при жилых помещениях действует школа I ступени жел.-дор. транспорта, бывают собрания – беседы со взрослыми и детьми, устраиваются увеселения. Школьные занятия ведет жена моя. Это способствует укреплению связи с окружающими. Взаимопонимание всех служащих, как между собой, так и с населением, нормальные….»

Окончательно связь между Москвой и Ташкентом  была налажена в октябре 1919 года. В январе 1920 года Таможенное Управление Туркестана было переименовано в Управление Туркестанского Таможенного Контроля, управляющим которого был назначен В.Е. Сердюков. После усиления границ частями Красной Армии он был избран  членом Коллегии по охране границ. На его плечи легла организация работы Таможенного управления и координация работы ведомства с пограничной охраной.

В апреле 1920 года первый хорезмский народный курултай объявил бывшее Хивинское ханство упраздненным, и провозгласил Хорезмскую народную советскую республику.

В марте 1920 года Комиссия ВЦИК по делам Туркестана утвердила разработанное В.Е. Сердюковым положение о работе по выполнению таможенных обрядностей в Средней Азии,  которое включало: положение о таможенном контроле и штаты Управления таможенного контроля; правила пропуска лиц, следующих за границу, и их багажа; правила пропуска через границу жизненных припасов, предметов домашнего и сельского хозяйства, потребных для местного приграничного населения; правила о контрабанде; инструкция о взаимоотношениях таможенных учреждений, пограничной охраны и отделений Отдела Внешней торговли на местах.

В дополнение к этим положениям пришлось выработать и поставить на утверждение той же Комиссии ВЦИКа особую инструкцию о свободном переходе границ туркменами и иомудами, живущими по обе стороны границы между Персией и Туркменской областью. Потребность в установлении точных норм, обуславливающих и определивших условия перехода границ туркменами и иомудами, являясь неотложной и спешной, так как различного рода произвольные действия и распоряжения вызывали ропот и недовольство кочевников. Важность и исключительное значение этой инструкции явствует из того, что она имела не только жизненное применение в то время, но осталась в силе и действовала достаточно продолжительное время.

В июне 1920 года между РСФСР и Хорезмской народной советской республикой был заключен союзный договор, а в сентябре 1920 года – экономическое соглашение. Согласно особому экономическому соглашению обмен российских товаров на хорезмийское сырье производился на основе исчисления трудовой стоимости как хорезмийского сырья, так  и российских товаров без извлечения какой-либо прибыли. Товарообмен производился между республиками, а не отдельными производителями или посредниками и осуществлялся через специальные органы, заведующие внешней торговлей. Все ввозимые из России в Хорезм и обратно товары освобождались от каких-либо налогов и сборов.

 4 марта 1921 года заключен союзный договор между РМФСР и Бухарской Советской Республикой, а также выработано и заключено «Экономическое соглашение между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой с  Бухарской Советской Республикой».  

В соответствии с Соглашением, торговые сношения между договаривающимися сторонами происходили на основе товарообмена при непосредственном соблюдении принципа себестоимости и исключения начисления какой бы то ни было прибыли. Товарообмен производился исключительно через государственные органы внешней торговли; РСФСР было предоставлено преимущественное право перед другими государствами, учреждениями и частными лицами на товарообмен в отношении экспортируемых БСР товаров; цены на товары, вывозимые из Бухары, устанавливались по взаимному соглашению между Комиссариатом Внешней Торговли РСФСР и соответствующим органом БСР; таможенные договоры БСР с другими иностранными государствами и порядок таможенной охраны границ между БСР и РСФСР устанавливался по обоюдному соглашению сторон. Торговля республик производилась по единому импортно-экспортному плану, разрабатываемому с учетом одинаковой степени нужд, потребностей и интересов. Согласно ст.6 Экономического соглашения РСФСР и БСР должны были приступить к разработке положения о единой таможенной области и об уничтожении внутренних таможенных границ.

В.Е. Сердюков участвовал в переговорах с Бухарским правительством о таможенном объединении и снятии установленных на границе Самаркандской области таможенных постов.  

Рядом заседаний по этому поводу ясно была обнаружена несовместимость точек зрения представителей Б.Н.С.Р., отсутствие достаточных полномочий у представителей Бухправительства на более свободное отношение к этому вопросу, убедило в бесплодности дальнейших переговоров с присланными представителями и,  решение вопроса было перенесено в Бухару.

В первом заседании в Бухаре с Назирами Торговли и Промышленности и Финансов выяснилось, что вопреки заявлениям Таможенной Комиссии в Ташкенте, Бухарское правительство никаких новых материалов по таможенному вопросу не приготовило. При разработке этих материалов В.Е. Сердюкову пришлось прийти на помощь Бухарским представителям. Особая работа при этом выпала на его долю, как представителя Туркестанского Таможенного управления. Трудность этой работы обуславливалась тем, что Бухарское правительство, не возражая по пунктам проекта таможенного соглашения, предъявленного с нашей стороны, возражало вообще против таможенного объединения, как противоречащего признанию Бухары политически независимой, чем явно обнаружилось стремление Бухары освободиться от РСФСР в таможенном отношении, как результате ее политической независимости. Тем не менее, после ряда длительных заседаний некоторое соглашение было достигнуто.

 Новое экономическое Соглашение было заключено 9 августа 1922 года между правительством РСФСР и правительством БНСР и отменило предыдущее. Соглашение устанавливало, что территория РСФСР и БНСР составляют единую таможенную область с уничтожением внутренних таможенных границ между республиками и взимания ввозных и вывозных таможенных пошлин и сборов. Организация таможенной охраны бухаро-афганской границы и мероприятия по таможенному объединению определялись соглашением договаривающихся сторон.  Проект таможенного объединения с БНСР был утвержден и введен в действие с 26 апреля 1923 года. Таможенное соглашение между РСФСР и БНСР подписано 31 мая 1923 года. В развитие Экономического соглашения договаривающиеся стороны соглашались, что на единой таможенной области действует общий для Республик таможенный тариф. Все созданные на бухаро-афганской границе таможенные учреждения объединялись в Бухарский таможенный округ, входящий в общую систему таможенных учреждений РСФСР. Во главе округа стоял начальник, назначаемый БНСР, его заместителем являлся представитель РСФСР. Сотрудников Бухарского таможенного округа предоставляла РСФСР. Сами таможенные учреждения конструировались по типу таможенных учреждений РСФСР с правом исключать из исполняемых функций те, что противоречат местным условиям. Для соблюдения интересов БНСР товары, имеющие особое значение для ее народного хозяйства, при прохождении через таможенные учреждения округа изымались из действия общего таможенного тарифа. Роспись этих товаров содержалась в Дополнительном протоколе. Все доходы, поступающие по учреждениям Бухарского таможенного округа, передавались в распоряжение округа, который расходовал их в сметном порядке на нужды таможенных учреждений, в том числе на содержание личного состава и пограничной охраны.  Остатки таможенных поступлений после производства всех расходов распределялись между БНСР и РСФСР пропорционально привозу по бухаро-афганской границе иностранных товаров, поступавших в распоряжение той или иной республики. В виду недостатка военных сил БНСР вооруженная охрана таможенной границы предоставлялась РСФСР с подчинением войск охраны единому командованию Туркестанским фронтом. В примечании оговаривалось, что после организации Бухарской красной армии охрана границы должна была быть заменена бухарскими войсками.

Туркестанская Советская Социалистическая республика в составе Сыр-Дарьинской, Семиреченской, Ферганской, Самаркандской, Закаспийской областей и Аму-Дарьинского отдела была образована 11 апреля 1921 года.

Приказом НКВТ № 5 от 20 января 1923 года упразднены Ошская и Иркештамская таможни 3 разряда, и учреждены Гульчинская таможня 2 разряда и Узгенская таможня 3 разряда. В апреле было заключено соглашение между РСФСР, БНСР и ХНСР о порядке управления Аму-Дарьинской флотилией, согласно которому управление флотилией со всем принадлежащим ей имуществом переходило под Народный комиссариат путей сообщений РСФСР.

21 декабря 1923 года приказом НКВТ № 208 были упразднены Хаджи-Буланская, Кайне-Киссарская, Чикилярская, Четлинская, Чаачинская таможни и таможенные посты: Джаркентский, Уфринский, Петровский, Челекенский, Яглы-Олумский, Кизил-Имамский, Мерген-Улийский, Дейнинский, Сулютлинский, Гермамбский, Хейрабадский, Фирюзинский, Гендыварский, Каранкинский, Кельте-Чинарский, Монлисский, Караган-Каринский, Пуль-и-Хатумский, Меручакский и тампост «Аральское море».

12 мая 1924 года  Постановлением СНК РСФСР «Об упразднении Туркестанского таможенного округа и об организации в Туркестанской ССР Туркменского, Ташкентского и Джетысуйского инспекторских участков в городах: Полторацке, Ташкенте, Алмате» было принято решение упразднить Туркестанский таможенный округ и организовать Туркменский, Ташкентский и Джетысуйский таможенные инспекторские участки. В состав Туркменского участка включить таможенные учреждения, расположенные в Туркестанской области, в районе Ташкентского участка – Ташкентскую, Гульчинскую и Узгенскую таможни и в состав Джетысуйского участка – таможенные учреждения Джетысуйской области.

В 1924 году на повестке дня встал вопрос национального размежевания Туркестана. 14 октября ВЦИК утвердил постановление Автономной Туркестанской ССР о выходе из состава республики и образовании Узбекской и Туркменской ССР, а также в целях объединения киргизского населения объединить киргизские области Туркестанской ССР с Киргизской ССР. В составе РСФСР была образована Кара-Киргизская автономная область, а в составе Узбекской ССР – Таджикская АССР.  В мае 1925 года III съезд Советов СССР принял Узбекскую и Туркменскую ССР в состав Союза. В состав Узбекской ССР вошли территории бывшего Туркестана, Бухары и Хивы. Согласно ст. 14 Таможенного устава Союза ССР Туркменский и Ташкентский таможенные участки и Бухарский таможенный округ были упразднены. В г. Самарканде учреждено Узбекское районное инспекторское управление, в состав которого была включена граница с Афганистаном в пределах Узбекской ССР. На территории республики были образованы районные таможни и таможни 1, 2 и 3 разрядов и таможенные посты.

Приказом Наркомторга от 30 июня  1926 года № 237 было упразднено Средне-Азиатское Отделение Главного Таможенного Управления. На управляющего Ташкентской таможней возлагалось исполнение обязанностей (по совместительству) заместителя представителя Наркомторга в Средней Азии по таможенным делам. Постановлением СНК СССР от 7 сентября 1926 года были упразднены Казахское и Киргизское районные таможенные инспекторские управления. Ташкентская, Иркештамская, Нарымская, Хоргосская, Бахтинская и Зайсанская таможни перешли в непосредственное подчинение Главного таможенного управления. В сентябре Патта-Киссарская таможня была переименована в Термезскую, а в октябре  преобразована в таможню 2 разряда и вместе с прикрепленными к ней Сарайской, Чубекской и Чушка-Гузарской таможнями 3 разряда, включена в район Самаркандской таможни.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 октября 1926 года в целях укрепления экономических связей между Средне-Азиатскими республиками и упрощения их связи с СССР в целом при Совете Народных Комиссаров СССР  в г. Ташкенте учреждался Средне-Азиатский Экономический Совет под председательством М.А. Тер-Егиазарьяна.

26 ноября 1926 года ЦИК и СНК СССР постановили дополнить Таможенный устав Союза ССР статьей 2321 о таможенных льготах пограничному населению по азиатской границе. Согласно статье пограничному населению по границам Туркенской ССР, Узбекской ССР, Киргизской АССР, Казахской АССР, с Персией, Афганистаном и Западным Китаем предоставлялось право ввозить и вывозить беспошлинно и безлицензионно предназначенные для личных надобностей продукты сельского хозяйства и лесоводства, продовольствия, соль, скот, а также орудия сельского хозяйства и рыбного промысла. Для реализации этой статьи приказом по НКВТ 3 359/т от 18 января 1927 года утверждены специальные правила.

12 октября 1927 года подписан приказ Народного Комиссариата Внешней и Внутренней торговли СССР № 431/т, согласно которому для руководства таможенными учреждениями, находящимися в Туркменской и Узбекской ССР и Киргизской АССР, восстанавливалось действие Среднеазиатского Отделения ГТУ в г. Ташкенте. Управляющий Ташкентской таможней освобождался от обязанностей заместителя уполномоченного Наркомторга в Средней Азии по таможенным делам. Среднеазиатское отделение ГТУ действовало под прямым и непосредственным руководством ГТУ. Управляющий Самаркандской таможней (он же узбекский таможенный инспектор) назначался по совместительству помощником начальника Средне-Азиатского отделения ГТУ.

Приказом Народного Комиссариата Внешней и Внутренней Торговли Союза ССР № 19/т от 16 февраля 1928 года была упразднена Самаркандская таможня, аппарат Среднеазиатского отделения ГТУ  объединен с Ташкентской таможней. Приказом Наркомторга СССР от 28 июня 1929 года за № 59/т на основании второй части ст. 17 Таможенного кодекса Ташкентская таможня была упразднена.

В 1983 году при Ташкентской таможне был образован Ферганский таможенный пост, расположенный в городе Фергане на территории 345 полка ВДВ СССР. Ферганский таможенный пост  и пост «Тузель», располагавшийся в г. Ташкенте на территории военного аэродрома, осуществляли таможенный контроль за перемещением через воздушную границу в Тузеле и Фергане военных потоков материально-технического снабжения «Ограниченного контингента советских войск в Афганистане» и личного состава.   

 

 

[1] 23 октября 1907 года утверждено переименование областного города Нового Маргелана в «Скобелев» (СУЗИРП 1908 с. 99)

Оценить